RSS-канал новостей Уральского Битлз-клуба: www.ural-beatles-club.ru/rss/ubc-news.xml

СЛОВА

Мои первые Битлз

© 2003 Леонид Баксанов, интервью

Настя Полева Егор Белкин Илья Кормильцев

Отношение отечественных музыкантов к The Beatles — это «лакмусовая бумажка», позволяющая четко определить их принадлежность к «нашему» лагерю. Не в этом ли секрет, почему музыка одних попадает прямо в сердце, а творчество прочих оставляет равнодушным.

Перед выступлением группы «Настя» в ночном клубе «Люк» о песнях легендарной четверки Леониду Баксанову рассказали Настя Полева, Егор Белкин и Илья Кормильцев.

Вопрос:

Петь их песни не пыталась?

Настя:

Нет, петь битлов я не могла по определению. Во-первых, я учила немецкий и английский не знала, во-вторых, у них был такой тип мелодий, что я не могла понять и даже изобразить, за исключением, совсем простейших.

Вопрос:

Они казались настолько сложными?

Настя:

Да я их даже воспроизвести не могла. Психотип наших советских песен был совершенно другим. Со временем я смогла изображать эти мелодии, правильно напевать их на слух. Услышал, запомнил, изобразил.

Вопрос:

А когда тебя «пробила» их музыка?

Настя:

Меня пробило сразу, потому что красота неимовернейшая, песен навалом. Тогда я еще не очень понимала их подачу. Сначала их подача была такой остервенелой. А потом уже интеллектуальной, философской. Все это я ощутила со временем.

Вопрос:

Вы участвовали в каких-то трибьютных проектах?

Настя:

Несколько раз мы принимали участие в концертах Коли Васина. Пели Because, Julia. Конечно, Егор может очень много спеть. Особенно когда они с Чижом собираются. Открывает тетрадку и начинается.

Вопрос:

Егору музыка Битлз тоже помогла?

Настя:

Он как ее услышал, так — всё. Она изменила ему жизнь.

Егор:

Я тогда учился в первом классе. Купил пластинку с четырьмя песнями, где не было указано даже название группы. Было написано: «Вокально-инструментальный ансамбль (Англия)». Основная песня, из-за которой я и купил была Can't Buy Me love, так называемый «Гимн Битлов». Я приходил из школы, ставил ее на проигрыватель, переворачивал, снова слушал и так часов до 7 вечера. Потом шел гулять, а, вернувшись, снова ставил ее же. Я заслушал эту пластинку до дыр. Нравилось дико. У нас есть несколько людей, которые на Битлз совершенно приколоты — это Чиж и БГ. Мы на этой почве дружим. Лучше всего сказал БГ: «Битлз — это единственная группа, которая дала мне ощущение чистого незамутненного счастья». Это очень точно. Никогда больше уменя такого не было. Бывает, некоторые группы тускнеют, я не слышу их долго и забываю. Вот с Битлз это не получается. Я постоянно о них помню, постоянно натыкаюсь на них везде, кто бы чего ни делал. Я слышу отзвуки: вот здесь отсюда, а здесь — оттуда. Музыка Битлз — это гениально. Считаю, что это большой подарок для меня, после того, как я услышал Битлз, я определился, кем я буду.

Вопрос:

Неужели без Битлз ты не стал бы музыкантом?

Егор:

Думаю, что я бы сидел в тюрьме. Все друзья моего детства сидят. Они не слушали Битлз.

Вопрос:

Часто выступаете на трибьютных концертах Коли Васина?

Егор:

Очень мало. Мы спели «Джулию», но оказалось, что в этом концерте было еще две «Джулии». Никто ведь не договаривается между собой. Еще пели Because и все. Публично больше ничего не исполняли, но само собой на каких-то междусобойчиках поем много.

Вопрос:

Не пробовали записывать битловские каверы?

Егор:

Настя считает, что этого нельзя делать без нарушения авторских прав. Помнишь историю с Колей Расторгуевым, который записал целый альбом. И никуда, потому что он не имел права его выпускать...

Вопрос:

Но, тем не менее, этот альбом вышел...

Егор:

...а как это может быть, когда все права принадлежат Майклу Джексону? Там был скандал. Поэтому мы и не брались. И потом мы делаем каверы только в одном случае: если нам кажется, что мы сделаем лучше первоисточника. А в случае с Битлз, тут уж извините. Мы даже не пытаемся.

Вопрос:

В одном телеинтервью Александр Пантыкин назвал Битлз плохо играющими и поющими ребятами...

Егор:

Не слушай Сашу! Все сыграно настолько прекрасно, что даже когда люди пытаются сделать битлов либо в «ноль», либо просто играть с таким же напором — НИ-У-КО-ГО НИ-КОГ-ДА это не получилось. Какого бы класса не были музыканты.
Есть у меня на видео ленноновский трибьют в Ливерпуле. Хотя какие-то вещи были из других городов. Например, Elton с нью-йоркского концерта Imagine, David Bowie вообще клип. Я внимательно смотрел. Наиболее выигрышно выглядели те, кто не следовал Битлз, а делал совершенно свои версии. Cindy Lauper с Working Class Hero или Lou Gramm из Foreigner, тоже очень приличная версия. Хороши были те, кто не пытался играть как Битлз. Это единственный способ, которым можно «каверить» битлов, придумать какой-то новый поворот. Более того, музыке Битлз это не вредит. Пантыкин прав в том смысле, что материал великолепный. А то, что они не умеют играть — глубочайшее заблуждение Пантыкина. Это все консерваторские заморочки.

Вопрос:

Питер вообще пробитловский город?

Настя:

Там целая армия битломанов. Сейчас все это систематизировано вокруг Коли Васина, все серьезно. Мы к нему два раза в год заходим. Он, конечно, больше на Ленноне задвинут. Вся эта волна, весь брит-поп, все они с детства выросли на музыке Битлз.

Вопрос:

Твое отношение к Битлз поменялось со временем?

Настя:

Конечно. Чем ты дальше от того времени, тем приятнее в этом копаться, потому что осознаешь насколько все это здорово. Я очень обрадовалась, что их сборник The One опять победил всех на планете. Первый по тиражам, самый популярный альбом. В который раз те же самые песни стали лучшими. Конечно, это уже мировая классика. Хотя я знаю тех, кто терпеть не может Битлз. Неплохие музыканты. Не могу сказать, что сама являюсь их страшным фанатом, но понимаю насколько сложно написать такое количество красивейших произведений, таких песен. Это просто невозможно.

Вопрос:

Твои первые впечатления от музыки Битлз.

Илья:

На советской пластинке. До этого я хорошо знал группу ливерпульскую Dave Clark Five, у меня была пластинка, поэтому The Beatles начал воспринимать через них, как это не парадоксально. Благодаря им я узнал музыку Битлз, она мне очень нравилась.

Вопрос:

Они пели песни Битлз?

Илья:

Нет, они пели свои песни, но они были в духе Мерсисайда.

Вопрос:

Твои ощущения тогда и сейчас поменялись?

Илья:

Естественно, потому что когда я в первый раз слушал Битлз, я еще не жрал кислоту и поэтому я не мог понять их до конца. Теперь, после кислоты, у меня совершенно другие ощущения.

Вопрос:

А в чем разница, если это можно объяснить словами?

Илья:

До этого мне казалось, что Битлз — это просто джан-джан, а после этого я понял, что это и джан-джан, и тыц-тыц, и бенг-бенг, и даже ау-ау.

Вопрос:

Они сами это осознали?

Илья:

Я думаю, что да. Каждый человек в этой жизни — это канал, через который говорит Бог. Через одного он говори только «Пошел на х...», через другого «All we need is love», через третьего — «Блаженны ищущие, ибо они найдут». А потом Бог перестает говорить через этого человека, человек остается один, и вот он растерянный становится. Я думаю, что Харрисон умирал очень долго. У меня такое ощущение.

Вопрос:

Почему?

Илья:

Потому что мне кажется, что в конце своей жизни он в ней разочаровался. Это может случиться с каждым из нас, потому что когда через нас кто-то перестает говорить, мы остаемся потерянные, одни. И когда Битлз распались, через них перестало это говорить, они стали простыми людьми, простыми гражданами. Они не лучшие и не хуже нас в этом смысле. Через каждого из нас кто-то говорит. Они не Боги. Они такие же несчастные, как все мы.

Вопрос:

Как от этого спастись?

Илья:

А х... его знает.

    Наверх