RSS-канал новостей Уральского Битлз-клуба: www.ural-beatles-club.ru/rss/ubc-news.xml

ПРЕССА

Битломан во фраке

© 2003 Елена Жукова. Газета «АЛФАВИТ» №3, 2003.

БашметПодчас кажется, что Башметов несколько. По меньшей мере, три: альтист, дирижёр и общественный деятель. И четвёртый — просто человек.

Этот человек каких-то несколько десятков лет назад гитару любил гораздо больше альта. Вокально-инструментальный ансамбль, в котором он играл, пользовался популярностью среди битломанов города Львова. И, родись он в другой стране, непременно сделал бы карьеру соло-гитариста, не исключено — переплюнул бы не только Джорджа Харрисона, но и Джими Хендрикса. Но в Советском Союзе перспектива стать артистом симфонического оркестра (удел большинства альтистов) имела куда более ясные очертания. Потому Юрий Башмет не послал к чёрту Бетховена (Roll Over Bethoven — песня «Битлз» — прим. автора), всерьёз занялся гаммами и этюдами и в 1971 году поступил в Московскую консерваторию.

Одарённый юноша из приличной семьи не случайно был так увлечён группой «Битлз». В нём тоже сидел не воинственный, но бунтарский дух. Его возмущало многое: почему он не может, подобно своим сверстникам, добиваться лауреатства на конкурсе Чайковского (номинация «альт» в конкурсе отсутствовала); почему ему невозможно сыграть сольную программу из произведений, скажем, Моцарта (ко временам Моцарта скрипки в борьбе за первенство уже одержали верх над альтами и полностью владели умами слушателей и композиторов); почему вообще к альту — инструменту с таким певучим, мягким, человечным голосом — сложилось столь пренебрежительное отношение (а кому понравится носить ярлык «неудавшегося скрипача», который клеится ко всем альтистам); наконец, почему на сцену нужно выходить во фраке и галстуке-бабочке и непременно коротко стриженным?

Чтобы получить право и возможность ломать стереотипы, необходимо кем-то стать. Он стал. Сначала лауреатом 2-й премии Международного конкурса альтистов в Будапеште (1975 г.), потом получил Гран-при в Мюнхене (1976 г.). В музыкальных кругах о нём заговорили как о феноменально одарённом артисте. Но потребовалось восемь лет зарубежных гастролей с камерным оркестром Р. Баршая и триумфальное сольное выступление в театре Ла Скала, чтобы оказался возможным дебют Башмета в Большом зале Московской консерватории.

Весь мир уже знал, что он произвёл революцию в исполнительском искусстве и сделал альт солирующим инструментом. А московская публика всё ещё сомневалась, что этот хайрастый тип способен дать «полнометражный» концерт в двух отделениях. Пока он не вышел на сцену...

Впечатлительные меломанки тут же окрестили его нашим Паганини. Восхищал и необыкновенный звук, и кажущаяся фантастической техника, и новая непривычная уху музыка (современными отечественными и зарубежными композиторами специально для Ю. Башмета написаны или ему посвящены около 40 альтовых концертов и других произведений — прим. автора), и, конечно, притягательно-демоническая внешность: обаятельнейшая улыбка, элегантная небрежность, сквозящая в движениях, чёрные, как смоль, капризные локоны, при игре падающие на лицо.

В то же время, в начале 80-х годов, в жизнь ворвался и всех ошеломил роман В. Орлова «Альтист Данилов». Благодаря которому многие граждане поняли разницу между скрипкой и «скрипкой побольше», а фигура Башмета оказалась окутана мистическим ореолом: вроде бы не трудом и талантом достиг он высот музыкального Олимпа — тайные силы ему помогли. Ни о каком «битловстве», проникшем в академическую среду, речи, разумеется, не было — Let it be.

Лауреат всех возможных российских и мировых премий, в том числе «Award» и «Sonnings Musikfond», почётный член Лондонской академии искусств, обладатель ордена «За заслуги перед Итальянской Республикой», степени Командора и Офицера Искусств и словесности Франции... Единственное, чего не удалось добиться альтисту номер один, — сделать альт первым инструментом. И единственный в России Международный конкурс альтистов с щедрыми денежными призами и ангажементами на Западе он основал, и «Экспериментальную кафедру альта» в Московской консерватории устроил, и мастер-классы по всему миру проводит. И всё же другой альтист такого ранга в смысле востребованности, размаха концертной деятельности, репутации и гонораров до сих пор не появился.

Возможно, секрет заключается в инструменте, на котором музыкант играет со второго курса консерватории. Его альт работы итальянского мастера Паоло Тестере старше своего владельца на 295 лет и обладает уникальным ярким и сильным звуком, с которым не сравнится ни один собрат, тем более электрический, сконструированный специально для Башмета японцами из «Ямахи».

Но скорее, дело в другом: Башмет давно вышел за узкопрофессиональные рамки и за 25 лет бурной творческой деятельности с успехом освоил несколько других специальностей. На острове Эльба он основал международный музыкальный фестиваль; в России создал Благотворительный фонд, учредивший премию им. Д. Шостаковича за выдающиеся достижения в области мирового искусства, коей награждаются именитые коллеги Юрия Абрамовича; на телевидении он — автор и ведущий программ «Вокзал Мечты» и «Музыка в музеях мира». Ну и, конечно, Башмет — дирижёр, что позволяет ему становиться за пульты ведущих симфонических оркестров, его камерному ансамблю «Солисты Москвы» номинироваться на «Грэмми». А в преддверии своего 50-летнего юбилея Юрий Абрамович получил большой подарок — пост художественного руководителя и главного дирижёра симфонического оркестра при Министерстве культуры, более известного под названием «Молодая Россия». Свою деятельность в этой роли маэстро начал с того, что переименовал коллектив: «Молодая Россия» превратилась в «Новую».

По-новому, прежде всего, Башмет собирается строить свои отношения с музыкантами. Традиционная модель оркестра, где гениальный диктатор держит в чёрном теле своих подчинённых, его не устраивает. Башмет шутливо называет её «моделью Карабаса-Барабаса» и считает, что только любовь, вера и умение прощать могут совершить чудо. Например, сделать оркестр лучшим в мире — именно эта сверхзадача его увлекает.

А ведь, кроме того, он успевает бывать на официальных приёмах, заседать в Совете по культуре при президенте РФ, появляться на телевидении в галстуке и без галстука, блистать на светских раутах тонким знанием вин и закусок, пытать счастья за рулеткой в казино.

При этой степени публичности о его частной жизни мало что известно. Говорят, когда Башмет выходит из консерватории, его всегда окружает стайка восторженных студенток; что перед выступлением он выпивает бокал холодного шампанского, а после — кружку пива; что концертную обувь покупает только в одном из магазинов Сан-Франциско; что всем странам света, где бывает с гастролями, предпочитает Японию; и что очень горд тем, что нигде в мире у него нет другого дома — только в России.

А когда ему хочется подурачиться, он играючи соединяет в одно «Лунную сонату» Бетховена и Yesterday «Битлз» или бренчит на альте, как на гитаре.

    Наверх