RSS-канал новостей Уральского Битлз-клуба: www.ural-beatles-club.ru/rss/ubc-news.xml

ПРЕССА

Сергей Манукян: Музыка должна быть доброй

© 2003 Леонид Баксанов

Любителям джаза имя Сергея Манукяна хорошо известно. Участие этого незаурядного музыканта и вокалиста в фестивалях вызывает вполне объяснимый ажиотаж. Спрос на его альбомы настолько велик, что Манукян планирует разместить всю свою музыку на именном сайте в формате MP3. В числе того, что уже сегодня можно найти в Сети, замечательные кавер-версии на песни The Beatles.

Леонид Баксанов побеседовал с музыкантом во время проходившего в Екатеринбурге фестиваля «Снежный джаз».

 

Чем вам интересна эта музыка?

Я вообще очень люблю музыку The Beatles, потому что сегодня на рубеже тысячелетий происходит момент осознания того, что интересного случилось в ХХ веке. Сильно изменилась академическая музыка, появились новые инструменты и электроаппаратура, поменялось звучание. И появилась масса музыкантов-исполнителей. Естественно, в этом механизме потребительского рынка было задействовано очень много людей. Тем не менее, главный критерий по-прежнему один: останется ли эта музыка, будут ли ее играть и дальше. Вот The Beatles доказали свою состоятельность. Очень многое из того, что было создано в двадцатом столетии, так и уйдет. Никто не будет это играть и слушать. И это касается не только рока или джаза.

В чем же секрет музыки The Beatles?

Прежде всего, это талантливо написанные мелодии. Сегодня такая безмелодийная эстрада. Может быть, это и не так страшно, просто своеобразная передышка. Мне трудно сказать, почему нет мелодий. Часто ругают наших певцов, а их ругать не за что. Им просто нечего петь. Они вынуждены исполнять неинтересные песни, запомнить которые очень сложно. К сожалению, сегодня нет композиторов-песенников. Куда они делись, я не знаю. Это везде так. Конечно, если брать таких серьезных исполнителей, как Селин Дион, Уитни Хьюстон, Мэрайя Кэрри или Кристина Агильера — это все-таки девочки, которые умеют петь. И они даже из какой-то ничтожной вещи благодаря своему мастерству сделают песню. Они используют возможности своего голоса, будут петь субтоном, во все горло. У нас, к сожалению, таких певиц и певцов даже близко нет. Кроме Ларисы Долиной. Она считается певицей с голосом. Слава Богу, что она вернулась к тому, что она умеет делать — к джазовому вокалу.

Вы помните тот момент, когда впервые услышали The Beatles?

The Beatles мне понравились сразу. Мне было 10 лет, и я уже был музыкальным человеком. Тогда я слушал джазовые биг-бэнды и вдруг услышал, как достаточно полно может звучать такой вроде бы небольшой ансамбль. Вроде бы ничего нет, одни гитары и барабаны, изредка клавишный инструмент, но меня поразило, насколько все это звучит убедительно. Это стало для меня новостью: раньше я считал, что так может звучать только оркестр, где есть гармония, серьезная аранжировка, насыщенная фактура. А тут играет всего четыре человека, и все так прекрасно звучит. Да еще и так здорово поют. Я не мог представить, что такое возможно.

Изменилось ли ваше отношение к их музыке?

Нет, абсолютно. Я The Beatles всегда слушаю как в детстве. Даже доходит до того, что начинаю выискивать, чего я не услышал в юности. И вдруг — раз: нашел что-то. А как же так, а чего же я это тогда пропустил? Порою нахожу у них такие интересные моменты, которые с точки зрения профессионала диковаты. Но так как я сам музыкант и много чего переиграл, то понимаю, что многие непонятые мною тогда моменты просто от отсутствия профессионализма. И, тем не менее, все это настолько трепетно, искренне и непосредственно, что возникает удивительное ощущение.

Не пришлось с ними встречаться?

К сожалению, нет. Бог не сводил. Очень хотелось бы. Когда был молодым барабанщиком, почему-то думал, что буду играть в The Beatles. Мне так казалось. Очень серьезно об этом думал. Да, там есть хороший барабанщик, но и я тоже могу также играть. Петь я умею. Мне казалось, что там мне и место. Надо просто поехать в Ливерпуль и все. Было у меня такое желание. Почему-то мне казалось, что оно вполне реально.

Были на московском концерте Ринго Старра?

Меня не было в городе, а потом была какая-то пресс-конференция, куда нас пригласили. Но как-то мы с ним не встретились, так и не поговорили. Когда к нам в страну приезжают подобные люди, их сразу же окружает такой народ, что не больно и пробьешься. И у них для настоящего человеческого общения с людьми, которые действительно имеют к этому отношение, часто времени и не бывает. Я и его тоже понимаю. Какая ему разница, что есть там Манукян, еще какие-то люди. Он их столько в жизни видел, что одним больше, одним меньше... А навязываться, куда-то идти — это не в моих правилах. Я никогда в жизни не пойду, чтобы где-то стоять, ждать. Я это не люблю. Все должно быть естественно.

Их сольное творчество для вас не так интересно?

Почему? Я отслеживаю все, хватает времени. McCartney — мелодист, спору нет, он достаточно талантливо писал и после The Beatles, но все равно их индивидуальное творчество с музыкой группы даже сравнивать не хочу. Когда McCartney перестал сотрудничать с Lennon, он стал работать с другими музыкантами. Пришли люди достаточно опытные, и каждый вносил туда свой музыкальный взгляд. Возможно, его даже поправляли. Эти музыканты были совсем не мальчики в роке, тот же Billy Preston и другие, которые могли McCartney рассказать о музыке нечто серьезное. И потому в The Beatles ему было спокойнее, рядом стоял Lennon, такой же парень, как и он сам. Я уверен, что создавать музыку вчетвером им было легче.

Насколько по вашему мнению на них повлиял George Martin?

Мартин их любил и поэтому старался делать все хорошо. Но со временем он стал привлекать к процессу записи такое количество людей, что воспроизвести все это на сцене было просто нереально. И The Beatles как концертирующая группа прекратила существование. Люди желали услышать на концертах тот же звук, что и на пластинках, но таскать с собою по миру симфонический оркестр у них не было возможности.

Сейчас это не стало бы большой проблемой?

Да, сейчас, это, наверное, проще, но опять же — дадут они 2-3 больших концерта в год, но это же все такие затраты. Ни один концерт в мире не окупается по билетам. Все ищут спонсоров: McCartney, Madonna. Всегда находятся какие-нибудь Camel, Mercedes или TDK, которые это оплачивают, потому что им это выгодно, так как существует серьезная статья снижения налогов.

Ваше отношение к современной электронной музыке?

Компьютеризированная музыка, к сожалению, продолжает набирает темпы. Человеческий организм имеет свой ритм, у каждого он свой: биение сердца, походка, вибрации внутренних органов. И все это подвергается прессингу со стороны этих точных ритмов, которые искажают естественную картину. Люди, находящиеся под долгим воздействием этой так называемой музыки, разрушают себя. Сегодня человечество подвержено очень серьезным испытаниям. Люди не ведают, что творят: устраивают войны, какие-то вечные переделы, пересмотры границ. Все мы подвергаемся атаке темных сил.

Какая музыка может нас спасти?

Господь нас испытывает, проверяет, как мы на это реагируем. Если мы достаточно четко будем определять для себя, что для нас хорошо, а что не очень, что идет от Бога, а что — от дьявола, мы будем чувствовать себя гораздо лучше. Тогда и прогнозировать будет легче. Безусловно, тогда люди потянутся к мелодии, к естественному звучанию, к хорошей музыке, к здоровой пище, к чистой воде. Тут все вместе. В жизни все взаимосвязано. Нам нужна хорошая музыка, наполненная мелодией и человеческими звуками. Мелодия, гармония, правильный, настоящий ритм. Музыка должна быть доброй.

    Наверх